Китайская каллиграфия: зритель и искусство восприятия

000009s7

 

Человек, чьи эстетические вкусы формировались преимущественно в рамках западной культуры, незнакомый или совсем малознакомый с иероглифической письменностью сталкивается с каллиграфическим произведением… Что испытывает такой зритель? Он может быть зачарован пластикой и ритмом черно-белой графики, скупо дополненной миниатюрными красными печатями, может быть озадачен или растерян. В той или иной мере перед ним встают вопросы:

IMGP74697

На что ориентироваться, оценивая достоинства каллиграфии?

На что обращать внимание?

Как её рассматривать?

А главное, способны ли мы получить хоть в какой-то степени удовольствие, пережить восхищение и насладиться каллиграфическими шедеврами подобно жителям восточноазиатского региона, которые выросли в среде напоенной и структурированной  каллиграфией?

Доступно ли это нам и, если да, то в какой мере?

Забегая вперёд, начнём с ответа на последний вопрос.

Да. Доступно.

А вот в какой мере, действительно, зависит от некоторой подготовки зрителя. И в этой статье мы попытаемся дать вам некоторые ориентиры, которые помогут приблизиться к сокровищнице каллиграфического искусства.

Каллиграфия – своего рода культурный код, выводящий нас к базовым ценностям и универсальным основаниям, доступным пониманию и живому переживанию для каждого человека.

Восприятие каллиграфии требует определённого интеллектуального и духовного уровня от воспринимающего: необходимо понять не только что написано, но и почувствовать, как написано. Каллиграфия не может выглядеть нейтрально, она отражает состояние духа автора и влечёт ассоциации зрителя. Иероглифическая письменность – трудоёмкая техника, требующая мастерства владения кистью и тушью, верности идее и ясности её выражения. Все эти критерии складывались на протяжении очень долгого времени – из века в век, основы же каллиграфии закладывались ещё до нашей эры. В этой статье мы не будем отдельно останавливаться на стилях китайской каллиграфии, почитать об этом можно здесь. Упомянем только, что археологические открытия XIX-XX вв. положили начало величайшему возрождению каллиграфии в истории Китая,  подтверждая,  что она является первостепенной формой китайского искусства.

Подчеркнём, что речь пойдёт именно о китайской каллиграфии. Хотя, современные китайские каллиграфы нередко ограничиваются небольшим количеством иероглифов, все же, традиционно, для китайской каллиграфии свойственно оперировать массивом каллиграфического текста, в отличии от, скажем, японской.

589a6a00c47fe8e5482a927adc23ec08
Работа японского каллиграфа Koji Kakinuma. 心 – “сердце, душа”

Японские мастера кисти в большинстве случаев пишут один-четыре иероглифа, редко больше…

Японская каллиграфия, дзэнская по духу, подобна вспышке молнии в ночи  или капле дождевой воды, упавшей в океан – это единомоментное и вневременное переживание, концентрированная экспрессия, единство полноты и пустоты. Визуально она выглядит как след в одно мгновенье запечатлённый на плоскости.

 

 

11076192_1554186471500163_2308945727445871320_n
Фрагмент текста “Даодэцзин” (道德經) работы каллиграфа – Чжао Мэнфу (赵孟頫) 1254-1322, династия Юань

 

Китайская каллиграфия разворачивается не только в пространстве, но и во времени, являет нам не только плоскость, но и глубину объёма. Временное измерение в китайской каллиграфии – один из важнейших ключей к её восприятию и пониманию, но на этом подробней остановимся чуть позже.

Итак, как же мы знакомимся с каллиграфической работой?

 

 

  1. Общее впечатление.

Чтобы получить первое свежее впечатление попытайтесь отстраниться от интеллектуализаций и ассоциаций и прислушиваться к ощущениям, которые пробуждаются непосредственно при взгляде на каллиграфию, без попытки какое-то время эти ощущения интерпретировать.

12670651_553279584832914_1068582516089042477_n
Мастер Му Юйчунь пишет иероглиф “лодка” 舟 zhōu, показывая на его примере разницу между излишне сосредоточенным, скованным письмом и свободной импровизацией. Верхний иероглиф написан сухо и сдержано, нижний – живо и энергично

Созерцание образца, написанного хорошим мастером – своего рода терапевтическое действие: каллиграф запечатлевает естественное движение энергий, гармоничную связь предметов и явлений, их согласованность с жизнетворными силами мироздания. И, следуя за ним, мы сонастраиваемся этим простым и тонким вселенским ритмам, гармонизируя своё внутреннее пространство.

  1. Содержание.

Безусловно, важно понимать, что именно написано.

Поскольку китайские мастера, как правило, оперируют текстами, а не отдельными иероглифами, на западе большей популярностью до сих пор пользуется японская каллиграфия. Работы японских каллиграфов, содержащие один или чуть больше иероглифов несложно перевести. Такую каллиграфию можно рассматривать с полным пониманием содержания текста (ведь каллиграфия это и есть текст, записанный иероглифами).

12963483_1672866919632117_8848264496663707734_n
Образец современной каллиграфии в стиле древних печатей со стихотворением Ван Вэя*: 王維 鳥鳴澗 人閑桂花落 夜静春山空 月出驚山鳥 時鳴春澗中 стиль чжуаньшу, цзягувэнь Живу я один на свободе, Осыпались кассий цветы. Вся ночь безмятежно проходит… Весенние горы пусты. Но птицу в горах на мгновенье Вспугнула, поднявшись, луна: И песня ее над весенним Потоком средь ночи слышна. пер.Ю.К.Щуцкого. *Ван Вэй (кит. 王維 (699— 759) — китайский поэт, живописец, каллиграф, музыкант.

Китайская каллиграфия, в большинстве случаев, представляет собой запись цитат из классических произведений, философские афоризмы, поэтические цитаты, идиомы, поговорки, благие пожелания и различные интерпретации всего вышеперечисленного. Будучи знакомым с содержанием текста, зритель как бы вступает в беседу не только с автором каллиграфии, но и с автором цитаты (текста), приобщаясь к осмыслению высказанного.

В некоторых случаях отечественный зритель находится в сходном положении с современным китайским зрителем. Ряд стилей (разновидности чжуаньшу, скорописные стили) для человека, не практикующего каллиграфию, плохо поддаётся прочтению. Надо быть очень образованным и начитанным, хорошо знать культурный контекст, чтобы по отдельным более-менее узнаваемым иероглифам понять, о чем речь и откуда цитата.

К сожалению, на сегодня фактически нет качественных переводов и грамотных культурологических комментариев к каллиграфическим произведениям, а содержание и смысл текстов, содержащихся на  киноварных печатях, которые дополняют свитки, не упоминается вовсе. Нашему зрителю зачастую приходится довольствоваться крайне скупым переводом содержания каллиграфических работ и полным отсутствием комментариев.

  1. Временное измерение в каллиграфии.

Каллиграфическое произведение, будучи, по сути, последовательно написанным текстом, для читающего его зрителя раскрывает своё временное измерение. Чтобы оценить этот аспект каллиграфии надо иметь хотя бы минимальные представления о последовательности иероглифического письма. Здесь в выигрышном положении оказывается тот, кто хотя бы немного изучал китайский язык и письменность, либо знакомился с принципами китайской каллиграфии. Допустим, наш зритель не обладает этими знаниями – не беда. Достаточно запомнить два базовых правила:

– сам каллиграфический текст (за крайне редкими исключениями) следует рассматривать столбцами сверху вниз и справа налево;

– отдельный иероглиф, если не вдаваться в детали, тоже пишется сверху вниз, но слева направо.

Таким образом, мы можем проследовать взглядом по ходу движения кисти каллиграфа, сонастраиваясь состоянию автора, вникая в пластику движения и динамику, разворачивающуюся для нас во времени «здесь и сейчас». Конечно же, это не отменяет для зрителя возможности рассматривать работу с любого места в любых деталях и произвольном направлении.

  1. Глубина и объем.

Китайская каллиграфия строится по принципу гармоничной связи энергий инь и ян. Технически это воплощается мастером посредством творчески осмысленной игры с плотностью туши, ритмом, сменой скорости письма.

16864773_1807777416141066_1288213501867719707_n
Му Юйчунь 友谊长春 (yǒuyì chángchūn) Дружба, долгая как весна. 友谊 – дружба, товарищество,  长春 – долгая весна/вечная молодость. Печать: 善 shàn – доброта, добродетель, благополучие

Иньские участки работы прописаны плотно, тон туши здесь заметно глубже и темнее. Инь – тёмное, влажное, тяжёлое, медленное  и кисть двигалась здесь соответствующим образом. Ян – активный, лёгкий, стремительный, светлый. Эти участки зачастую отличаются более светлым, как бы прозрачным, тоном туши, нередко в чертах просвечивает чистая белая бумага, словно кисть была полусухой (техника фэйбай – «летящий белый»). Как говорится китайских трактатах по каллиграфии: «В каждом штрихе живёт движение от медленного к быстрому, от женского к мужскому» или:  «Поверхностно, тонко — словно плывущая дымка — и плотно, глубоко — словно сгустившиеся облака. Как будто сонм вознёсшихся небожителей — духов — в их движении вне пределов; словно бесконечно разнообразные движения охваченных танцем журавлей…»

Благодаря разности в плотности туши, искусному сопряжению участков прописанных «тяжёлой», «медленной» и «стремительной», «летящей» кистью китайская каллиграфия визуально приобретает трёхмерную глубину и объём.

17862747_1833470273571780_2612641205933804924_n
Стихотворение танского поэта Мэн Хаожаня 孟浩然 (689/691-740), закомпонованное современным каллиграфом в круг. Стиль цаошу – скоропись.  Меня весной не солнце разбудило, Я отовсюду слышу крики птиц. Ночь напролет шумели дождь и ветер. Цветов опавших сколько – посмотри.
  1. Целостность и связность.

«Благодаря единству небо стало чистым, земля — незыблемой, дух — чутким, долина — цветущей и начали рождаться все существа.» (Даодэцзин)

Целостность и связность – необходимые атрибуты хорошей каллиграфии. Теперь, когда мы знаем, в какой последовательности произведение было написано, мы в полной мере можем оценить, как эти качества отображены в работе. Обратите внимание на то, что, даже отрываясь от бумаги, оставляя пробелы между чертами одного иероглифа и соседними знаками, кисть не двигалась бездумно, резко и как попало – она продолжала свой танец в воздухе. Эта непрерывность движения создаёт ощущение целостности духа  каллиграфической работы.

  1. Печати – чжуань.

Теперь обратим внимание на красные печати, которыми оформлена работа. Это оттиски каменных либо металлических печатей с гравированными на них иероглифами в древнем стиле, который сегодня принято обобщённо называть чжуаньшу – «иероглифы печатей». Если про печати ничего не сказано в переводе и комментариях, все же зритель может сориентироваться следующим образом:

11169957_1569591153293028_1410419414779234573_n
Хуай Су 懷素 (династия Тан, 8 век), «Пропись Побеги бамбука кусунь» (Ку сунь те 苦筍帖). Это записка другу: “Побеги кусунь и чай необыкновенно хороши, можешь приходить прямо сейчас. Хуай Су” (苦筍及茗異常佳,乃可迳來,懷素上). На небольшом листе (25,1х12см) с двумя столбцами иероглифов поставлено более 30 печатей. Из них большая часть стоит непосредственно на самом тексте, а некоторые задевают иероглифы. Это тот случай, когда говорят о «бедствии печатей» (инь цзай).

 

В случае если мы имеем дело с каллиграфией старых мастеров, работа может содержать как авторские, так и «архивные» печати – пометки коллекционеров, которым когда-либо принадлежал свиток. Хотя печати принято было ставить, соотносясь с общей композицией произведения, особо ценные старые образцы могут изобиловать киноварными оттисками до абсурда – в истории каллиграфии были и периоды «засилья печатей»…

В современной каллиграфии сложилась традиция оформлять правую часть работы «комментирующими» печатями – дополняющими, подчёркивающими общее содержание, слева же – место авторских именных печатей, там же можно увидеть печать, указывающую на время создания произведения.

От этих правил возможны и отступления, но в любом случае печать всегда является значимым акцентом, который либо содержит ценную фактическую информацию (дата, автор, коллекционер), либо оттеняет и подчёркивает содержание основного текста (благопожелательная печать, философская или поэтическая цитата).

  1. Суммирование опыта.

Созерцание каллиграфического произведения требует от зрителя активного со-творчества, со-переживания, кропотливого проникновения в тонкости технических приёмов и теоретических правил её графического языка. Оно побуждает к размышлению над содержанием и  соприкосновению с её поэтикой, широтой и многовариантностью ассоциативных планов.

Если вам удалось прочувствованно и вдумчиво хотя бы отчасти проделать эту работу, наградой станет радость от переживания чуда встречи с мудростью, пронесённой через тысячелетия и обогащённой опытом многочисленных мастеров. Мудрости живой, действенной и актуальной в самый момент встречи с вами лично.

Несколько комментариев от тех, кто посещает наши курсы:

11083648_1554315651487245_693207987407265772_n

Лариса Романовская, проект менеджер, переводчик.

Регулярно занимается каллиграфией 3,5 года.

О работах китайских мастеров: «…для меня не важно в каком стиле выполнена работа, важно общее впечатление.»

О каллиграфии: «…это такое искусство – между сюжетным и абстрактным – вроде и не изображает ничего, но нельзя сказать, что ничего не значит. Для меня каллиграфия – сродни медитации… Если коротко сформулировать суть китайской каллиграфии: освободиться от оков, не снимая их.»

 

Иван Караульщук, репетитор английского.

Каллиграфией занимается несколько месяцев от случая к случаю. Побудил к этому интерес к графике.

О сути китайской каллиграфии: «неуловимая простота, тонкость и точность передачи чувств, образов, значения и смысла.»

О возможности восприятия каллиграфии зрителем малознакомым с китайской культурой: «…это зависит от качества внимания и восприятия, чувствительности и открытости другой культурной традиции. В искусстве китайской каллиграфии есть особенное выражение духа, которое пробуждает внутри чувство сдержанной радости и восторга от соприкосновения с настоящим.»

IMGP91457
Традиционное упражнение – каллиграфия водой

Оксана Щербакова, графический дизайнер.

Занимается каллиграфией 4 года: от 3-х часов в неделю, по возможности,  до 3-х часов в день.

«Особенность китайской каллиграфии в том, что она вплетена во всю концепцию китайской культуры и связана со всем. В Европе искусства более независимы друг от друга. …в начале занятий были ожидания, что китайская каллиграфия похожа на европейскую, оказалось всё сложней и интересней. …Хотя сама концепция связанности китайской каллиграфии со всей культурой подталкивает думать о подобных связях в европейской культуре.

Изучение каллиграфии даёт интересный визуальный опыт, с которым потом по-другому можно смотреть на абстрактные работы, а изучение абстрактного искусства даёт интересный взгляд на каллиграфию – взаимосвязанное влияние…»

Маленький бонусный совет зрителю:

Попробуйте соотнести каллиграфическое произведение с музыкальным: и то, и другое разворачиваются во времени, обладают внутренним ритмом, мелодикой и пластикой. Один и тот же афоризм, написанный разными каллиграфами в разные времена в чем-то подобен музыкальному произведению, исполненному разными музыкантами в различных аранжировках. Кстати, не стоит забывать о мелодике самого языка: использование четырёх тонов музыкально структурирует китайский язык.

Волна за волной бегут, наплывают, текут, растекаются вширь.

Обильно, обильно, все заливают, щедро, сполна, до краёв.

Ясно и чисто струятся — несутся и улетают ввысь.

Быстро, стремительно, на пределе и все же в полном согласье.

Широко, свободно, порой в столкновенье – как бы мерятся силой.

Соединяясь, сливаясь вместе, красочны, пышноцветны…

Из Оды циню-цитре Цзи Кана (224—263)

Наши рекомендации, конечно же, не могут охватить всю полноту и глубину сокровищницы китайской каллиграфии, но надеемся, сколько-то приблизят к её пониманию.

Статья подготовлена Стеллой Недбаевской